Коротко и ясно что такое ревматический полиартрит

Коротко и ясно что такое ревматический полиартрит

Фоломеева О.М., Эрдес Ш.Ф.

ГУ Институт ревматологии РАМН, г. Москва

Ревматические заболевания (РЗ) — большая группа различных по происхождению воспалительных и дегенеративно-метаболических болезней, поражающих все структуры соединительной ткани человека (суставы, хрящи, кости, околосуставные ткани), а также сосуды, внутренние органы, нередко — кожные покровы и слизистые оболочки, и носящих, как правило, системный, реже — локальный характер.

Объединяющими большинство РЗ синдромами являются различной степени выраженности артрит (от преходящей припухлости суставов до стойкого прогрессирующего деструктивного полиартрита) и боль, прежде всего — суставная и мышечная.

Исторически и терминологически РЗ берут свое начало от ревматической лихорадки (РЛ), или известного с глубокой древности «ревматизма», одним из главных критериев которого является нестойкий, но часто — яркий, мигрирующий артрит крупных и средних суставов конечностей исчезающий бесследно («ревма» — течь, истекать), особенно на фоне применения противовоспалительных препаратов. В качестве основного, часто — весьма грозного проявления острой РЛ (ОРЛ) выступает, как известно, ревматический вальвулит, ответственный за формирование т.н. хронической ревматической болезни сердца (ХРБС), включая ревматические пороки (РПС) /1/. ОРЛ, ХРБС и все РПС относятся к IX классу Международной статистической классификации болезней и проблем, связанных со здоровьем десятого пересмотра (МКБ-10) — болезням системы кровообращения.

ОРЛ и ее последствия еще в середине прошлого века представляли собой весьма серьезную проблему для отечественного здравоохранения, «ревматизм» входил в группу социальных болезней. К началу XXI в. он, к счастью, утратил в России свои позиции, в т.ч. благодаря активной деятельности государственной ревматологической службы.

Статистические данные Минздравсоцразвития России по заболеваемости ОРЛ (включая как первичные случаи, так и рецидивы РЛ) и РПС (в т.ч. первичными) за последние 5 лет приведены в таблице 1, из которой следует, что как абсолютное число ежегодно регистрируемых больных, так и соответствующие показатели заболеваемости (рассчитанные на 100 тыс. населения), в основном продолжают снижаться.

Таблица 1

Заболеваемость населения России ОРЛ и РПС

Заболеваемость Годы
2001 2002 2003 2004 2005
ОРЛ
Всего, чел. 12240 11745 10078 9308 8632
На 100 тыс. 8,5 8,2 7,1 6,5 6,0
Из них — впервые
Всего, чел. 3749 3898 3312 2913 2897
На 100 тыс. 2,6 2,7 2,3 2,0 2,0
 РПС
Всего, чел. 233637 226698 220681 214818 210720
На 100 тыс. 162,5 158,2 154,0 149,0 147,0
Из них — впервые
Всего, чел. 9081 9186 11022 9560 9684
На 100 тыс. 6,0 6,4 7,7 6,6 6,7

Общее число регистрируемых больных с ОРЛ в 2005 г. было почти на 30% меньше, чем 5 лет назад, достигнув 8,6 тыс. чел. Из них лишь 1/3 составили больные с впервые в жизни диагностированной ОРЛ, при этом показатель первичной заболеваемости снизился на 23% — до 2,0 на 100 тыс. населения. Однако темпы снижения распространенности РПС среди населения РФ оказываются значительно более низкими: общее число регистрируемых ревматических пороков уменьшилось за 5 лет менее чем на 10,0%, а количество впервые в жизни выявленных РПС за тот же период не только не снижается, но проявляет тенденцию к увеличению. Так, в 2005 г. РПС были впервые диагностированы более чем у 9,6 тыс. больных, что оказалось почти на 7% больше по сравнению с первым годом пятилетия.

При этом в РФ имеются территории с постоянно высокими показателями первичной заболеваемости РПС, например: Республики Ингушетия, Дагестан и Башкортостан, Краснодарский край, Свердловская, Оренбургская и Новосибирская области и другие, где ежегодно впервые диагностируется более 200–300 РПС. Возникает вопрос, чем объясняется систематически регистрируемое появление значительных групп больных с «новыми» РПС? Хорошо поставленной диагностикой? Проведением целенаправленного обследования населения данных территорий, позволяющего выявлять давно существующие пороки? Или, наоборот, действительно происходящим процессом формирования РПС у жителей России в связи с ослаблением внимания к вопросам первичной профилактики и лечения ОРЛ? Нельзя также исключить просто статистическую ошибку как следствие небрежной, некорректной диагностики и неправильной интерпретации характера порока сердца (хорошо известно, что далеко не всякий приобретенный порок клапанов является ревматическим) или систематического неправильного кодирования и регистрации выявленной кардиальной патологии. О правомерности последнего предположения свидетельствуют, в частности, такие статистические несоответствия, как сохраняющийся рост числа «новых» пороков при постоянном снижении заболеваемости ОРЛ и общего количества больных с РПС. Проблема требует предметного анализа на местах.

В целом, к настоящему времени в РФ отношение всех официально зарегистрированных больных «ревматизмом» (ОРЛ + ХРБС, включая РПС) к страдающим всеми другими РЗ составляет 1:50, причем этот показатель имеет устойчивую тенденцию к дальнейшему уменьшению.

Современная ревматология, не исключая из круга своего внимания ОРЛ, под РЗ понимает прежде всего большинство нетравматических суставно-костно-мышечных заболеваний, а также все системные («аутоиммунные») болезни, формирующие в МКБ-10, по сути, весь XIII класс — болезни костно-мышечной системы и соединительной ткани (БКМС, М00-М99).

Общая официальная рубрикация данного статистического класса болезней в МКБ-10 представлена ниже /2/.

МКБ-10 Класс XIII  М00-М99 Болезни костно-мышечной системы и соединительной ткани

М00-М25 Артропатии

М00-М03 Инфекционные артропатии

М05-М14 Воспалительные полиартропатии

М15-М19 Артрозы

М20-М25 Другие поражения суставов

М30-М36 Системные поражения соединительной ткани

М40-М54 Дорсопатии

М40-М43 Деформирующие дорсопатии

М45-М49 Спондилопатии

М50-М54 Другие дорсопатии

М60-М79 Болезни мягких тканей

M60-M63 Болезни мышц

M65-M68 Поражения синовиальных оболочек и сухожилий

M70-M79 Другие болезни мягких тканей

М80-М94 Остеопатии и хондропатии

M80-M85 Нарушения плотности и структуры кости

M86-M90 Другие остеопатии

M91-M94 Хондропатии

М95-М99 Другие нарушения костно-мышечной системы и соединительной ткани

Следует отметить, что лишь единичные из 100 основных болезней и синдромов, входящих в данный класс, нельзя отнести к ревматическим в современном понимании этого определения. «Неревматическая» патология представлена, например собственно инфекционными (пиогенными) артритами, остеомиелитом и некоторыми другими заболеваниями и состояниями. Однако абсолютное большинство болезней суставов, позвоночника, мягких тканей, хрящей, костей и все системные поражения соединительной ткани рассматриваются современной медициной как РЗ. Когда мы говорим о тяжелом бремени РЗ, беспокоящем медицинскую общественность и население во всем цивилизованном мире, то имеем в виду социальное влияние именно XIII класса болезней по МКБ-10 — БКМС.

В целом, социальная значимость заболевания (или группы заболеваний) определяется рядом характеристик:

- для хронических болезней, к которым относится большинство РЗ, — распространенностью в популяции и первичной заболеваемостью, причем последняя складывается как из действительно впервые заболевших в данном году, так и из впервые обратившихся за медицинской помощью пациентов с данной патологией;

- клинико-патогенетическими свойствами (острое или хроническое, локальное или системное, склонное к стабилизации или прогрессированию, жизнеугрожаемое или нет заболевание(-я) и т.д.;

- cтепенью влияния на трудоспособность больного человека;

- воздействием на его качество жизни;

- влиянием на продолжительность жизни, связанной с летальностью от данного заболевания;

- «стоимостью» («ценой») болезни (группы, класса болезней).

По всем вышеперечисленным характеристикам РЗ находятся среди наиболее социально значимых классов заболеваний, оказывающих негативное влияние не только на самого больного человека и его семью, но и на общество (государство) в целом. Далее мы попытаемся кратко проиллюстрировать это положение с помощью фактических данных.

Сведения об истинной распространенности РЗ можно получить только на основании специально организованных эпидемиологических исследований, в которых применяется метод либо поголовного осмотра, либо анкетирования репрезентативных групп с последующим обследованием выделенных контингентов населения. Такое многоцентровое исследование, охватившее более 50 тыс. взрослого населения бывшего СССР, было выполнено в 70–80-х гг. прошлого века /3/. Оно позволило установить реальную распространенность пяти основных РЗ (ХРБС, ревматоидного артрита, остеоартроза, анкилозирующего спондилоартрита и подагры), в целом приближающуюся к 10%.

С 2003 г. в Российской Федерации под руководством ГУ Института ревматологии РАМН выполняется многоцентровая эпидемиологическая программа, в которой участвует 11 национальных центров. Закончившийся первый этап исследования, охвативший анкетированием более 60 тыс. населения 18 лет и старше, выявил чрезвычайно высокую распространенность в российской популяции таких ревматических жалоб, как боли в крупных суставах (более 35%) и припухлость периферических суставов конечностей (до 20% опрошенных). На последующих этапах предполагается определить современную распространенность основных РЗ в РФ, в частности ревматоидного артрита (РА) и остеоартроза (ОА) /4/.

Значительная организационная сложность и дороговизна масштабных эпидемиологических исследований при хронических неинфекционных болезнях делает особенно ценными ежегодные официальные статистические данные Минздравсоцразвития РФ о заболеваемости населения /5/. При этом следует учитывать, что данные о заболеваемости, регистрируемой по обращаемости жителей страны в государственные лечебно-профилактические учреждения (ЛПУ), могут не совпадать с показателями истинной распространенности такой хронической патологии, как ревматическая (хотя допустимо использовать термин «распространенность» при анализе данных по заболеваемости РЗ, с выделением величины первичной заболеваемости). Статистические показатели безусловно отражают социальный масштаб проблемы, а анализируемые систематически позволяют судить о существующих тенденциях в динамике заболеваемости, что видно на примере нижепривеленных данных за последние 5 лет (2001–2005 гг.).

По данным Минздравсоцразвития РФ, в 2005 г. в России всего было зарегистрировано 15 670,6 тыс. человек с РЗ, составляющими, как указывалось выше, основу XIII класса МКБ-10, из них — у 4 745,65 тыс. человек диагноз в данном году был установлен впервые в жизни. Показатель заболеваемости (распространенности) БКМС достиг значения 10 922 на 100 тыс. населения, при этом 5-летний (2001–2005 гг.) прирост составил 17,7%. Первичная заболеваемость, составившая 3 308,0 на 100 тыс. населения, увеличилась за тот же срок на 3,6% (табл. 2).

Таблица 2

Динамика показателей распространенности и первичной заболеваемости БКМС в России (2001–2005 гг.)

Показатели Годы
2001 2002 2003 2004 2005
Распространенность
Всего, тыс. человек 13318,6 14451,9 14582,5 15186,4 15670,6
На 100 тыс. 9190,0 10113,1 10235,0 10534,0 10922,0
Первичная заболеваемость
Всего, тыс. человек 4582,8 5059,3 4817,7 4875,3 4745,7
На 100 тыс. 3160,0 3540,0 3381,4 3382,0 3308,0

Примечательно, что регистрируемая заболеваемость БКМС росла более быстрыми темпами среди детей (на 33%) и подростков (на 30%) по сравнению со взрослым населением (на 14,5%), что представляется весьма тревожным фактом, свидетельствующим об опережающей распространенности различной суставно-костно-мышечной патологии нетравматического характера среди растущих поколений.

Примечательно, что показатель общей заболеваемости населения России по всем 14 регистрируемым в официальных отчетах классам болезней увеличился за указанное 5-летие на 8%, т.е. интенсивность роста заболеваемости БКМС превышает интенсивность увеличения общей заболеваемости населения РФ более чем в 2 раза.

БКМС входят в первую тройку наиболее распространенных среди взрослой популяции России классов заболеваний, «пропуская вперед» лишь болезни системы кровообращения (Класс IX по МКБ-10) и болезни органов дыхания (класс X по МКБ-10).

В статистических отчетных формах Минздравсоцразвития РФ из класса БКМС выделяются отдельной строкой и оказываются доступными для предметного анализа такие «собственно ревматические» болезни воспалительного характера, как РА и ювенильные артриты (ЮА), реактивные артриты (РеА), системные поражения соединительной ткани (СПСТ), включающие  больных системной красной волчанкой (СКВ), системной склеродермией (ССД), дермато-полимиозитом (Дм/Пм), системными васкулитами и др., и анкилозирующий спондилоартрит (АС), а также большие группы больных с дегенеративно-метаболическими заболеваниями — ОА и остеопорозом (ОП).

Из таблицы 3, в которой представлены показатели заболеваемости вышеназванными РЗ в первом и последнем году указанного 5-летнего периода, следует, что их количественные изменения при различных нозологических формах РЗ являются однонаправленными, но не равнозначными, при этом прослеживаются следующие тенденции:

1. Общее количество больных с наиболее распространенным в популяции воспалительным РЗ — РА вместе с ювенильными артритами (ЮА) медленно увеличивается и, естественно, возрастает относительный показатель заболеваемости, рассчитанный на 100 тыс. населения. За анализируемый период он увеличился на 3,6%, достигнув значения 204,0 на 100 тыс.( или почти 300 тыс. больных в абсолютном исчислении). Ежегодно в России у 21–23 из 100 тыс. человек впервые в жизни диагностируется РА (+ЮА).

2. Такую же тенденцию к росту, хотя и меньшему, имели группы СПСТ, РеА и АС. Так, в 2005 г. по сравнению с 2001 г. было зарегистрировано на 1,0 тыс. (2%) больше больных с различными СПСТ, на 700 случаев (1,0%) больше пациентов с РеА и на 200 чел.(0,6%) — с АС (заметим, что последняя форма учитывается в РФ только среди взрослого населения и подростков). Однако первичная заболеваемость этими нозологическими формами РЗ, прежде всего СПСТ и АС, в 2005 г. оказалась ниже, чем 5 лет назад, что представляется не вполне объяснимым фактом.

3. Особенно впечатляющее и неизменное увеличение демонстрируют такие дегенеративно-метаболические заболевания взрослых, как ОА и ОП. Показатели распространенности ОА увеличились за рассматриваемый период почти наполовину (на 48%), а ежегодной первичной заболеваемости (выявляемости) — более чем на 20%. Еще более разительную динамику претерпели величины распространенности и первичной заболеваемости ОП: они увеличились соответственно на 109,0 и 74%.

Таблица 3

Изменение показателей заболеваемости основными ревматическими болезнями в Российской Федерации за 5-летний период

Нозология 2001 2005
Абс., тыс. человек На 100 тыс. Абс., тыс. человек На 100 тыс.
РА + ЮА 285,3 197,0 292,1 204,0
РеА 71,69 49,9 72,4 50,0
СПСТ 48,2 33,5 49,2 34,0
АС (взрослые + подростки) 33,3 28,7 33,5 28,0
ОА (взрослые) 1759,8 1574,4 2657,2 2330,0
ОП (взрослые) 33,2 29,7 70,1 62,0
Из них с диагнозами, установленными впервые в жизни:
РА + ЮА 31,18 21,0 33,3 23,0
РеА 26,5 18,0 27,0 19,0
СПСТ 8,2 5,6 6,9 4,8
АС (взрослые + подростки) 4,45 3,8 3,75 3,0
ОА (взрослые) 496,9 444,5 614,0 540,0
ОП (взрослые) 9,1 8,2 16,3 14,3

Одной из очевидных причин роста числа больных с дегенеративно-метаболическими поражениями суставов и позвоночника является глобальное постарение населения, затрагивающее практически все развитые страны мира, ибо и ОА, и ОП являются патологией преимущественно старших возрастных групп населения.

Согласно международным критериям, население считается старым, если в нем доля людей 65 лет и старше превышает 7%. В России каждый пятый житель достиг пенсионного возраста, а контингент лиц 65 лет и старше составил 13,7% от всех жителей страны. Таким образом, группа риска развития ОА и ОП, обусловленного возрастным фактором, весьма велика. Однако, несмотря на то что количество зарегистрированных в стране больных ОА уже превысило 2 657 тыс. человек и каждый год впервые ставится более 600 тыс. «новых» диагнозов, заболеваемость ОА, основанная на учете по обращаемости к врачу, не может отражать истинную распространенность данной патологии. В реальности больных с различными формами ОА в популяции гораздо больше, чем обращающихся за медицинской помощью в государственные ЛПУ. Об этом свидетельствуют, например, данные проведенного более 25 лет назад поголовного эпидемиологического обследования жителей бывшего СССР старше 15 лет, среди которых распространенность ОА составила 6,5%, что почти в 3 раза выше показателя регистрируемой в настоящее время (среди значительно постаревшего за этот период населения!) распространенности данной патологии.

Если ОА — «старая» и хорошо известная болезнь, тяжесть и значение которой, к сожалению, часто недооцениваются, то ОП относится к относительно «новым» для отечественной медицины проблемам. Для постановки диагноза ОП необходимо количественное измерение минеральной плотности костной ткани с помощью денситометра. Во многом благодаря активной деятельности Центра остеопороза Минздравсоцразвития РФ, функционирующего на базе Института ревматологии РАМН, эта проблема вышла за рамки научного анализа. На практике это отразилось не только в том, что диагноз ОП стал ставиться и с 1999 г. регистрироваться отдельной строкой в отчетных формах по заболеваемости населения России, но и в том, что интенсивность увеличения показателя заболеваемости, в т.ч. первичной, за последние годы оказалась максимальной по сравнению со всеми другими РЗ, что видно из вышеприведенных статистических данных. Однако абсолютное количество зарегистрированных к 2005 г. больных ОП (70,1 тыс. человек или 0,062 на 100 взрослых жителей) далеко не отражает действительную распространенность данной патологии в российской популяции. Свидетельство тому — данные Л.И. Беневоленской и Е.Е. Михайлова о частоте подтвержденного денситометрически ОП среди жителей г. Москвы старше 50 лет, равной 26,9% — у мужчин и 33,8% — у женщин /6/. Поэтому ясно, что средний показатель заболеваемости ОП среди взрослого населения должен быть существенно выше, чем регистрируемый в настоящее время, чтобы отразить истинный масштаб проблемы.

Далее, останавливаясь кратко на известных клинико-патогенетических особенностях РЗ, определяющих их социальную значимость, укажем лишь на основные свойства:

- поражаются все возрастные группы населения;

- отличаются широким нозологическим разнообразием и патогенетической сложностью, включающей процессы аутоиммунного воспаления и связываемого с ним раннего атеросклероза, нарушения микроциркуляции и метаболизма, дегенеративные поражения костей и суставов и др.;

- носят преимущественно системный характер с вовлечением в патологический процесс, помимо суставов, позвоночника и околосуставных тканей, жизненно важных органов с развитием их недостаточности;

- имеют, как правило, хроническое прогрессирующее течение;

- сопровождаются постоянными болями, нарастающим ограничением двигательной функции и свободы передвижения больного человека;

- требуют проведения длительного (вплоть до пожизненного) сложного лечения с систематическим мониторированием эффективности и безопасности терапии.

Широко распространенные в популяции хронические, прогрессирующие, склонные к частым обострениям РЗ являются одной из основных причин временных и стойких потерь трудоспособности.

Многочисленные РЗ, формирующие, как указывалось выше, практически весь класс БКМС, постоянно находятся в числе ведущих причин временной нетрудоспособности трудящегося населения России. Как видно из данных за 2004 г., приведенных в таблице 4, БКМС находятся на 2 месте — в случаях и на 3 месте — в днях нетрудоспособности на 100 работающих среди всех других регистрируемых классов болезней. Причем такая позиция XIII класса болезней по МКБ-10 остается стабильной на протяжении нескольких последних десятилетий, вызывая колоссальные трудопотери в российском обществе.

Таблица 4

Временная нетрудоспособность в РФ (на 100 работающих)

Причины нетрудоспособности Случаи Дни
Болезни органов дыхания 19,6 175,8
Травмы, отравления 6,0 130,2
БКМС 7,3 111,2
Болезни системы кровообращения 5,6 93,9
Болезни органов пищеварения 3,3 48,4
Болезни мочеполовой системы 2,7 36,7
Психические расстройства 0,8 13,7
Новообразования 0,3 14,0
Болезни эндокринной системы 0,3 6,3

Не менее значима стойкая потеря способности трудиться, столь часто и рано возникающая у больных РЗ и определяемая показателями инвалидизации населения. По показателю первичного выхода на инвалидность жителей РФ, рассчитываемого на 10 тыс. населения страны 16 лет и старше, класс БКМС занимает 3 место среди других причин инвалидности. Впереди него находятся лишь болезни системы кровообращения и злокачественные новообразования. Ежегодно более 80 тыс. взрослых жителей России становятся инвалидами в связи с РЗ. При этом половина из них относится к наиболее активному и дееспособному возрасту: женщины — до 44 лет и мужчины — до 49 лет, а у 2/3 впервые освидетельствованных органами медико-социальной экспертизы (МСЭ) сразу определяется II или даже I группа инвалидности, что свидетельствует о тяжести, быстром прогрессировании и значительных нарушениях жизненных функций, свойственных многим больным РЗ.

Инвалидность при РЗ, как и сами ревматические болезни, носит характер многолетней, «хронической» (часто длящейся до конца жизни) и склонной к утяжелению. Ревматологический больной, став инвалидом, имеет очень мало шансов восстановить свою трудоспособность и возвратиться к работе. Поэтому число инвалидов с РЗ, проходящих ежегодное переосвидетельствование в МСЭ, в 2,5–3 раза превышает количество больных, впервые признаваемых инвалидами. «Бессрочные» же инвалиды (со «стажем» инвалидности более 5 лет) не включаются в статистические сводки МСЭ и как бы исчезают. Таким образом среди населения России происходит процесс накопления инвалидов с РЗ, приводящими к нарастающей двигательной недостаточности и часто сопровождающимися серьезными поражениями внутренних органов /7/.

Естественно, что РЗ не могут не влиять на качество жизни (КЖ) больного человека, связанное с состоянием его здоровья и показывающее, каким образом и в какой степени (по его субъективной оценке) физическое, психологическое, эмоциональное и социальное благополучие изменяется под воздействием болезни или ее лечения. Определение КЖ стало в последние годы одним из важнейших объективных способов оценки статуса конкретного больного, основанных на измерении субъективно определяемого благополучия. Для хронических, длительно текущих болезней, каковыми являются большинство РЗ, именно улучшение КЖ, изучаемого в процессе наблюдения и лечения пациента, является важнейшим критерием благоприятного течения заболевания и/или эффективности проводимой терапии /8/.

Снижение КЖ у ревматологических больных регистрируется с помощью как общих опросников (например EuroQOL, SF-36 и др.), так и специфических, созданных именно для больных с РЗ (например AIMS, HAQ и др.). Понятно, что больные РА, ОА и другими РЗ, испытывающие постоянную боль, тугоподвижность суставов и позвоночника, нарастающие двигательные ограничения, рано теряющие трудоспособность и нормальные внутрисемейные и социальные связи, несущие значительные экономические потери и т.д., весьма низко оценивают качество своей жизни по всем его составляющим.

Следующей характеристикой социальной значимости РЗ, является их отрицательное влияние на продолжительность жизни больного человека, определяемую показателями летальности (т.е.отношением числа умерших от данного заболевания к числу больных с данной патологией). До сих пор бытующее представление о РЗ как о не представляющих угрозы для жизни, безусловно, является ошибочным. Во-первых, такие болезни из класса ревматических, как СКВ, ССД, Дм/ПМ, системные васкулиты и др., сохраняют весьма серьезный прогноз в отношении жизни пациентов, несмотря на достигнутые успехи в их ранней диагностике и интенсивном лечении. Например, 5-летняя выживаемость больных СКВ к концу ХХ в. в развитых странах составляла 82–90%, 10-летняя — 71–80%, 20-летняя — 63–70%, т.е., весьма значительный процент молодых людей, какими, как правило, являются больные СКВ, погибают либо от не поддающейся терапии общей активности процесса, либо от тяжелой почечной или церебральной патологии, либо от присоединившейся инфекции /9/.

Многие исследования ревматологов, выполненные в течение последнего десятилетия, вскрыли еще одну особенность РЗ — близость многих патогенетических механизмов развития ревматического воспаления, в частности через влияние провоспалительных цитокинов на сосудистую стенку, к процессам атеросклероза и атеротромбоза. Поэтому воспалительные РЗ обоснованно рассматриваются как факторы риска развития ранних атеросклеротических изменений стенки артерий, следствием которых нередко являются смертельные кардиоваскулярные катастрофы (инфаркт миокарда, инсульт, тромбозы других крупных сосудов) /10/.

Клинические наблюдения подтверждают, что коронарный атеросклероз и атеротромбоз оказываются причиной смерти от 3,5 до 36,4% больных СКВ, а инфаркт миокарда регистрируется у них в 10 раз чаще, чем в популяции /11/.

Не составляет исключения в этом плане и наиболее распространенное во всем мире воспалительное РЗ — РА. С одной стороны, смертность (отношение числа умерших от данной болезни к среднему числу населения, среди которого оно наблюдается) кажется относительно небольшой — в пределах 0,17–0,22% от общей смертности населения /12/. В то же время, продолжительность жизни больных РА — на 10–15 лет короче ожидаемой (популяционной), а 5-летняя выживаемость при тяжелых формах болезни сопоставима с выживаемостью больных ИБС с поражением 3 коронарных артерий или пациентов с III–IV стадиями болезни Ходжкина /13/. Частота «инфекционной» смерти при РА в 9 раз, «почечной» смерти — в 7 раз, «желудочно-кишечной» (обусловленной, в основном, побочными эффектами НПВС, необходимых больным) — в 2 раза выше популяционной. Среди всех причин летальности больных РА более 40% составляет смерть от сердечно-сосудистой патологии, в т.ч. связанной с развитием раннего и тяжелого атеросклероза /14/.

Еще один пример: летальность больных россиян через 6 мес после остеопоротического перелома шейки бедра достигает 21,5%, через 12 мес — 33,6%, а через год — 45,1% (!), что значительно превышает показатели популяционной смертности населения /15/.

Таким образом, РЗ неверно относить к разряду «доброкачественных» и «жизненеугрожаемых».

И наконец, стоимостная характеристика РЗ: во всем мире они относятся к разряду наиболее дорогостоящих. При этом РЗ отличаются высокими значениями всех 3 составляющих общих затрат на заболевание. Прямые затраты (медицинские и немедицинские) складываются из расходов на диагностику, подчас требующую применения сложных лабораторных и инструментальных методов исследования, лечение (длительное, комплексное, с использованием весьма дорогих методов, например плазмафереза, пульс-терапии и др., и препаратов, например биологических агентов), операции, реабилитацию больных, а также на транспортные расходы, плату ухаживающему персоналу и т.д.

Еще более значимыми оказываются косвенные расходы, связанные с РЗ, которые измеряются экономическим ущербом общества от снижения/потери трудоспособности ревматологическим больным или от его преждевременной смерти. В стоимостном выражении косвенные расходы обычно в несколько раз превышают прямые затраты на РЗ.

Последняя составляющая расходов на болезнь обозначается как нематериальные, «неосязаемые» затраты, связываемые с потерями, которые несет больной РЗ человек, как личность, член семьи и общества. Они во многом определяются снижением КЖ больного, инструментами оценки которого являются, как указывалось выше, общие (генерические) и специальные опросники. Стоимостного выражения нематериальные затраты, естественно, не имеют /16/.

Для иллюстрации приведем некоторые данные о величине затрат на РЗ в некоторых развитых странах мира. Так, например, в Великобритании прямые расходы только на больных артритами достигают 1,3 млрд фунтов стерлингов в год /17/.

В Канаде общие затраты на больных РЗ в 1994 г. превысили 61,4 млрд канадских долларов, что было сопоставимо с расходами на онкологических больных. При этом только прямые затраты составили 3,4% ВВП Канады, а отношение прямые/непрямые расходы — 1:2,4 /18/.

Стоимость болезней суставов («артритов») в США в 1995 г. составила 82,4 млрд долларов или 38% затрат на весь класс БКМС /19/.

Подсчитано, что средняя стоимость одного больного РА в развитых странах Европы равнялась в 2002 г. 15 тыс. евро/год (из них: прямые затраты — 5 тыс., непрямые — 10 тыс. евро) /20/.

В 2005 г. впервые была осуществлена попытка оценить среднюю стоимость больного-москвича, страдающего РА, прошедшего амбулаторный и стационарный этапы лечения. Оказалось, что его «цена» составила 1960 долларов в год /21/. Значит, можно допустить, что затраты на всех зарегистрированных в РФ больных РА (около 290 тыс. чел.) будут превышать 550 млн долларов/год (!).

Таким образом, высокая социальная значимость РЗ в России обусловлена:

- широкой и постоянно увеличивающейся распространенностью среди всех возрастных категорий населения;

- хроническим прогрессирующим течением большинства РЗ, имеющих системный характер поражения;

- существенным негативным влиянием на трудовой потенциал страны;

- резким ухудшением КЖ больного человека;

- заметным сокращением продолжительности жизни ревматологических больных (как вследствие тяжелого течения самих РЗ, так и из-за вызываемых ими осложнений, в т.ч — кардиоваскулярных);

- высокой «ценой» ревматической болезни для индивидуума, его семьи и общества в целом.

Обеспокоенность неуклонно растущим бременем РЗ, испытываемым всеми цивилизованными государствами, отразилась в документах всемирной «Декады костей и суставов 2000–2010», провозглашенной под эгидой ВОЗ в первый год нового тысячелетия и поддержанной десятками правительств и сотнями общественных организаций во всем мире /22/. Задачами Декады являются:

- повышение осведомленности заинтересованных органов (местных и федеральных) и населения о возрастающих медико-социальных потерях общества, вызванных БКМС;

- привлечение самих больных к участию в собственном оздоровлении;

- разработка экономически эффективных схем и методов предупреждения развития БКМС (первичная профилактика), их обострений и прогрессирования (вторичная профилактика).

Среди заболеваний, оказывающих выраженное негативное влияние на медико-социальный статус общества, названы такие РЗ, как РА и ЮА, ОА, ОП, междисциплинарная проблема боли в нижней части спины; а также тяжелые травмы конечностей. Вышеуказанные РЗ, наряду с другими многочисленными заболеваниями этого класса болезней, по праву находятся в центре внимания отечественных ревматологов.

Представленный выше 5-летний анализ заболеваемости жителей России РЗ и доказательства их социально-экономического бремени демонстрируют возрастающую значимость данной проблемы и для государства в целом, и для отдельных его членов, в частности. Для ее решения необходима дальнейшая консолидация усилий научной и практической ревматологии при соответствующей организационной и финансовой государственной поддержке.

Литература

1. Насонова В.А., Кузьмина Н.Н. Ревматизм/ В кн.: Ревматические болезни Под ред. В.А. Насоновой и Н.Н. Бунчука.- М.: Медицина, 1997.- С. 144–159.

2. Международная статистическая классификация болезней и проблем, связанных со здоровьем. Десятый пересмотр ВОЗ.- Женева, 1995.- т. 1.- С. 643.

3. Беневоленская Л.И., Бржезовский М.М. Эпидемиология ревматических болезней.- М.: Медицина, 1988.- 238 с.

4. Эрдес Ш.Ф., Галушко Е.А., Бахтина Л.А. и др. Распространенность артралгий и припухания суставов у жителей разных регионов РФ// Научно-практическая ревматология.- 2004.- 4.- С. 42–47.

5. Заболеваемость населения России (в 2001, 2002, 2003, 2004, 2005 годах).- Статистические материалы Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации (за 2002, 2003, 2004, 2005, 2006 гг.)

6. Руководство по остеопорозу/ Под ред. Л.И. Беневоленской.- М.: Бином, Лаборатория знаний.- 2003.- С. 10–20.

7. Фоломеева О.М., Амирджанова В.Н., Якушева Е.О. и др. Инвалидность населения России, обусловленная ревматическими заболеваниями// Рос. ревматология.- 1999.- 3.- С. 70–79.

8. Амирджанова В.Н., Койлубаева Г.М. Методология оценки качества жизни в практике ревматолога// Научно-практическая ревматология.- 2003.- 2.- С. 72–81.

9. Nived O., Sturfelt G. Symposium: mortality in rheumatic diseases. Mortality in SLE// Rheumatol. in Europe.- 1999.- 25.- P. 17–19.

10. Насонов Е.Л., Попкова Т.В. Кардиоваскулярные проблемы ревматологии// Научно-практическая ревматология.- 2004.- 4.- С. 4–9.

11. Manzi S., Meilahn E.N., Rairie J.E. et al. Age-specific incidens rates of myocardial infarction and angina in women with SLE : comparison with Framingham Study// Am. J. Epidemiol.- 1997.- 145.- P. 408–415.

12. Coste J., Jougla E. Mortality from rheumatoid arthritis in France// Int. J. Epidem.- 1994.- 23.- P. 545–552.

13. Pincus T., Callahan F. Mortality in rheumatoid arthritis// Bull. Rheumat. Dis.- 1992.- № 4.- 41.- P. 1–7.

14. Goodson N., Marks J., Lunt, Symmons D. Cardiovascular admission and mortality in an inception cohort of patients with RA with onset in the 1980s and 1990s// Ann. Rheumat. Dis.- 2005.- 64.- 11.- P. 1595–1601.

15. Меньшикова Л.В., Храмцова Н.Л., Ершова О.Б. и др. Исходы переломов проксимальных отделов бедра у лиц пожилого возраста и их медико-социальные последствия// Научно-практическая ревматология.- 2002.- 4.- С. 11–13.

16. Эрдес Ш.Ф., Фоломеева О.М., Амирджанова В.Н. Проблема ревматических заболеваний в России с позиции общества и пациента// Вестн РАМН.- 2003.- 7: С. 11–14.

17. Gabriel S.E., Crowson C.S., Campion M.E., O’Fallon W.M. Direct medical costs are unique to people with arthritis// J. Rheumatol.- 1997.- 24.- P. 719–725.

18. Вadley M.E. The economic burden musculoskeletal disorders in Canada is similar to that for cancer, and may be higher// J. Rheumatol.- 1995.- 22.- P. 204–206.

19. Praemer A., Furner S., Rice D. Musculoskeletal conditions in United States// Amer. Academ. Orthoped. Surgeons.- 1999.- P. 139–162.

20.Mittendorf T., Mau W., Zeider H. Health economics research in the area of chronic polyarthritis// Z. Rheumatol.- 2002.- 61.- P. 21–29.

21. Койлубаева Г.М. Качество жизни больных ревматоидным артритом и фармакоэкономические аспекты заболевания: Дисс....канд. мед. наук. М., 2005.

22. Насонова В.А., Эрдес Ш.Ф. О всемирной Декаде костно-суставных заболеваний// Научно-практическая ревматология.- 2000.- 4.- С. 14–16.

Источник: http://www.rlsnet.ru/articles_461.htm

Категории Лучшие санатории россии по лечению суставов и позвоночника
Что можно есть при поджелудке таблица
Каким аппаратом можно лечить атеросклероз нижних конечностей
Острыйпростатит симптомы и лечение
Полип на широком основании в прямой кишке форум
Крем для ног венокрепин отзывы
Боль колет в анальном проходе причины и лечение
В позвоночнике защемило
Причина головной боли в висках
Печет в области желудка поджелудочной печени и кишечнике что это и чем лечить
Аффирмации против варикоза
Американское лекарство от сердечного приступа
Псориатрический артрит мкб10
На каком сроке хорошо видны пороки сердца у плода
Медицина коксартроз кистозные разрастания на головке бедра
Животное желудок которого перемалывает всё
Псевдопсориаз фото
Восстановить моторику и микрофлору кишечника
Как уменьшить морщины и подтянуть лицо
Гипертония молчаливый убийца
7 гор больница тверь фгдс
Ожидаются